Записки итальянских пилигримов

Каждое путешествие, большое ли, малое, исподволь меняет человека, добавляя по крупице, по новому узору к мозаике его души. И столь нешуточное странствие, как групповая поездка в Италию на трехнедельные языковые курсы, не могла определенным образом не повлиять на разум, души, миросозерцание каждого из нас. Однако ab ovo, обо всем по порядку.

 

Глава 1. Il corso scolastico

Данные языковые курсы, Summer School SUN, проводятся ежегодно в июле на основании договоров о двустороннем сотрудничестве между ПГУ и Вторым Неаполитанским Университетом (SUN), с которым нас связывают годы плодотворной работы в научной, учебно-образовательной и культурно-просветительской сферах, добрые дружеские отношения и взаимное желание через язык и культуру сделать наши страны ближе и понятней друг другу.

Занятия по языку и лингвострановедению проводила проф. Розария, один из лучших преподавателей итальянского как иностранного, молодая смешливая неаполитанка – лучистый лукавый взгляд и кипучие южные жесты. Несмотря на определенные затруднения, вызванные разрывом между уровнями студентов нашей группы, ей все же удалось найти тонкий подвижный баланс, благодаря которому каждый сумел встроиться в единую работу класса и заложить базу для дальнейшего изучения языка или значительно улучшить имеющийся уровень.

Однако лингвистические штудии невозможны в отрыве от познания и внутреннего, почти подсознательного проникновения в культуру, ментальность, трансцендентальную сущность страны этого языка. Поэтому поездки и экскурсии, организованные Summer School SUN, да и просто живое общение с местными жителями стали для нас столь же важны и драгоценны, сколь и академические занятия.

В культурную программу летней школы входили: день на раскопках в Помпеях, экскурсия в королевский дворец Казерты и посещение Капуанского амфитеатра, каждую из поездок предваряла лекция-презентация в университете.

 

Глава 2. Il programma culturale

 

Обычный день Помпеи

Камни Помпеи пышут июльским жаром, мягкая вулканическая пыль набилась в босоножки, а мы все кружим по мощеным улочкам и водным каналам, ведомые нашим гидом, участницей международной археологической программы, словно переселенцы-земляне, забредшие в развалины марсианского города. Впрочем, закрадывается чувство, что жизнь помпейцев, не считая античных декораций, не сильно отличалась от нашей: социальное расслоение на бедных и богатых, политическое устройство, даже предвыборная агитация, проходящая по схожим схемам. Да и городская инфраструктура все та же: суды, храмы, театры — большой и малый, — продуктовые рынки под открытым небом, закусочные и рестораны быстрого питания, богатые виллы с гостевыми залами, садами и фонтанами, деловой центр на Форуме и спортивный комплекс – Амфитеатр и Палестра, гимнастический зал, где проводилась спортивная подготовка помпейской молодежи и располагалась школа гладиаторов. Все это, по большому счету, – основные элементы сегодняшнего урбанистического пространства, и странное чувство не отпускает меня, пока я ступаю по тем же камням, что и те, горожане, без малого две тысячи лет назад – то ли историческое дежавю, то ли непреходящая иллюзия единства со всем родом человеческим, вопреки векам и эпохам…

Осматривая основные культурные, политические и экономические зоны города, мы также имели возможность понаблюдать за работой археологов и ознакомились с многочисленными проектами реконструкции. Как сообщила гид, реконструкция уже имеющихся находок поглощает почти все научные и финансовые ресурсы, так что одна четвертая часть города по-прежнему находится под толстым слоем лавы и дожидается своего часа…

 

Reggia di Caserta

Благодаря организованной SUN и рассказу итальянского гида, во время следующей экскурсии мы сумели погрузиться в другой период истории региона. Резиденция неаполитанских королей в городке Казерта была возведена по проекту самого знаменитого архитектора восемнадцатого столетия — Луиджи Ванвителли, и превосходит по своим размахам и роскошеству убранства как Версаль, так и королевский дворец в Мадриде. Особое впечатление на нас произвел грандиозный парковый ансамбль, раскинувшийся почти на три километра, куда относится и так называемый Английский сад – входивший в то время в моду ландшафтный комплекс. Через весь королевский парк от самых гор тянется длинная линия каскада Дельфина, питающего все фонтаны парка, большинство из которых посвящены эпизодам из мифологии, как, например, фонтан Дианы и Актеона, запечатлевший Диану во время купания с нимфами, а Актеона – в момент растерзания его собственными гончими псами.

 

Anfiteatro Capuano

         Капуанский амфитеатр, один из крупнейших во всей Италии, находится в пределах городка Санта Мария Капуа Ветере, там же, где и корпус филфака SUN. Как поведала нам гид, при которой пришлось подрабатывать переводчиком, амфитеатр этот больше и старше римского Колизея, именно ему в подражание строился театр Флавиев, и когда-то блистательная сия арена была самым крупным развлекательным центром не только старой Капуи, но и всего юга Италии. Потом амфитеатр был заброшен, забыт, растаскан варварами на сувениры, но, однако же, не погиб, лишь одичал, словно породистый, когда-то холеный пес после смерти хозяев. А теперь могучий матерый хищник дремлет на солнцепёке, пыльная рыжая трава топорщится на загривке гладиаторских ворот, в трещинах лестниц, не имеющих подножия, ведущих в пустоту, когти врастают в землю, вся долина усеяна раскаленными камнями – обломками колонн и барельефов – словно высушенными костями после давнишней трапезы. Зверь мерно дышит, порыкивая во сне, дыбится шерсть в изгибе между лопатками – чаше амфитеатра, он неторопливо зевает, показывая пугающую влажную утробу – крутую темную лесенку, что ведет в сумеречные подвалы, кольцом идущие под ареной, мох и плесень покрывают ярким трупно-зеленым и черным налетом камни, в изломах которых таится едва слышный тошнотворный запах звериной и человеческой крови, полосы солнца, пробиваясь между деревянными мостками, рисуют затейливые арабески на дне высохших каналов и желобов, пронизывающих весь амфитеатр – вода, бежавшая по ним когда-то, омывала арену от крови и звериные клетки – от нечистот. В одной стене, в темном тупике угрюмится загадочный алтарь, на котором сектанты античной Капуа приносили свои кровавые жертвы…

В «Музее гладиаторов» обнаруживаем уцелевшие барельефы с сюжетами битв и звериной травли, шлемы и доспехи, быть может, самого Спартака, его соратников или поединщиков, и прелюбопытный макет амфитеатра, разделенный надвое: арена ныне и в эпоху своего расцвета…

Уходя прочь по раскаленным камням, ощущаешь, что над всем этим местом, и над амфитеатром, и над ближайшим парком, витает едва уловимый дух обитаемой заброшенности, и, припомнив поговорку «свято место пусто не бывает», даже не хочешь задумываться над тем, с кем можно случайно встретиться глухой ночью в каком-нибудь из подвалов амфитеатра…

 

Глава 5. Поэтические зарисовки.

Napoli

Сердце и память сохранят их, эти долгие прогулки пешком по Неаполю: за карту города со схемой метро продашь душу первому же итальянскому черту, ноги растерты, разбиты, подвернуты и давно уже списаны в утиль, фраза Mi scusi, dove si trova…”[1] снится ночами в кошмарах, как валтасарова надпись, а позади площадь Гарибальди опирается на костыли строительных лесов, вьется многолюдная Via dei Tribunali, забитая пиццериями, сувенирными лотками и уличными музыкантами – гитары, наккере, бубны, напевы старинных неаполитанских песен – стреляют ростки переулков, стянутых бельевыми веревками, словно девица корсетом, столь узких, что с трудом удается разминуться с мотоциклистами; кружат чайки над Piazza del Plebiscito незваные гости, как и мы, на щегольской свадьбе в базилике San-Francesco di Paola, и слепящее море пожирает последнее жертвоприношение – монетку, что я кидаю со стены крепости Castel dell’Ovo, чтобы свидеться вновь, Неаполь, чтобы пройти, рука об руку, по раскаленным набережным к Везувию в облачном палантине, протяни мне ладонь к бойнице Сант Эльмо, я прочту твои судьбы по линиям переулков, пушки все также зорко глядят в залив, и пульчинелла, запрокинув голову, показывает язык невеселому Данте, прежде чем с пляской умчаться дальше, вниз по Via Toledo, с бубном и связкой перцев на шее, успейте к сезону летних скидок – шумливые, приторно-яркие алькоты да страдивариусы не затворяют двери ни на мгновение, jammojammo[2], да святится имя твое, Неаполь, потное, неряшливое, быдвяное, пыльное, словно лоток букиниста, светлое, невесомо-хрустальное, словно запах сосновой рощи, просоленной ветром с юга, словно звон колокольный у Сан Дженнаро, словно прощальный жест Везувия прежде, чем вечерний поезд нырнет за заборы, за переплетье крыш и мостов, долгий взгляд исподлобья, скупой кивок – обещание новой встречи…

Roma

…плевать тебе на комок в горле и на мои слезы, Рим, ты не вспомнишь меня на утро, словно потасканная блудница, все великие города похожи на шлюх – открывают объятия каждому, сердце же – никому, что мне сделать, чем заслужить твой единственный взгляд, мимолетную ласку, ради них я брошусь под первый же поезд на Термини, я люблю тебя, Рим, я почти тебя ненавижу, когда ты горланишь мне вслед миллиардами голосов, на тысяче языков, а в душе твоей безмолвие, тебе не нужны слова, ты познал их все, до самого донца, посмотри же, Рим, я валяюсь в твоих ногах, но ты снова проходишь мимо, arrividerci, Roma, любовь моя, жажда, вечная, неутолимая моя тоска…

 

Глава 6. Capaccio

Для Жанны, одного из членов нашей группы, Италия открылась теплой радостной дружбой во время поездки к ее итальянской подруге Марии-Терезе в Капаччо, маленький городок, что уютно угнездился в ложбине невысоких гор, с видом на завораживающее морское побережье – разномастные домики и узкие улицы, забитые стайками машин, горожане знают друг друга по именам, и ни один вечер не обходится без встреч на площади, пиццы и бесконечных бесед, а иногда – концертов или выступления пародистов.

Жанна провела два замечательных дня с семьей Марезы, отец которой – страстный спортсмен и неистовый tifosi – болельщик «Napoli». Семейство основательно готовилось к ее приезду, и в первый вечер Мареза познакомила Жанну со всей родней и едва ли не с половиной города – бабушки, дедушки, тети, друзья… Пожалуй, нет в Капаччо такого человека, который не знал бы Марезу, или которого не знала бы она, поэтому ритуалы приветствия заняли немало времени.

Следующий день был полностью посвящен культурно-образовательной программе: город Пестум, изначально – древнегреческая колония, основанная в 600 году до н.э., Национальный археологический музей и Агрополи – una vera e propria città italiana[3], с церквями, замками, мощеными улочками, трехэтажными дома и балконами… Туристов было немного, и это дало возможность ощутить genius loci, дух и энергетику города, чего не удается в больших городах, отданных на растерзание иноземным варварам.

Именно с Марезой Жанна ощутила себя как дома и именно в Капаччо влюбилась в Италию, в ее маленькие городки, чистое голубое море и тысячелетнюю историю, с постижения и сопереживания которой и начинается действительное познание этой страны.

 

Epilogus

Но пока мне рот не забили глиной,

из него раздаваться будет лишь благодарность.

И. Бродский

 

Наше странствие стало возможным, более того, обрело столь глубокое, почти метафизическое наполнение благодаря очень многим людям, чьими усилиями поддерживаются и развиваются добрые дружеские отношения между ПГУ и SUN, а, в конечном счете, и между Россией и Италией. Поэтому хотелось бы выразить особую благодарность куратору проекта Summer School, первому проректору SUN Розанне Чоффи и профессору факультета астрофизики Массимо Капаччоли за гостеприимный сердечный прием и поддержку, которую мы ощущали на протяжении всей поездки, начиная с раннего подготовительного этапа и кончая нашим отъездом.

Хотелось бы поблагодарить и студентов SUN Сильвию Рауччи, Антонио Руссо и Марию-Терезу Франко, чьи помощь и общение во время нашего пребывания в Италии приблизили нас к пониманию сути итальянского менталитета, а также наших квартирных хозяев, Даниэля Фалде, благодаря открытости, терпению и заботе которого мы ощутили себя частью одной любящей семьи, и Ассунтину Мерола, чьи кулинарные роскошества открыли нам мир домашней итальянской кухни.

Яна Гончарова

[1] Извините, где находится… (ит.)

[2] Идем-идем (неап.)

[3] Самый настоящий итальянский город (ит.)

(Visited 7 times, 1 visits today)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *