Рафинад

Лена, как обычно, шла на работу, когда увидела у подъезда карету скорой помощи. Девушка быстро поднялась на третий этаж. Сомнений не было, скорая приезжала к ее пациентке. Лена вошла в большую гостиную, где она лежала. Врачи убедили девушку, что самое страшное уже позади и что женщине необходимы тишина и покой. Она проводила врачей и вернулась в комнату. Помимо самой больной, в помещении была пожилая, но достаточно активная женщина – Элеонора Шараповна, но чаще, хозяйка квартиры называла ее Нора.

— Вы опять? – с негодованием говорила Лена.

 

— Ах, Леночка! Проживи с мое и я посмотрю на тебя. Помоги мне встать. Да, спасибо. Пойдем пить чай. Нора, — она обратилась к женщине, стоявшей у окна, — Будь добра, приготовь нам чаю. Лена, достань из буфета мой сундук.

Девушка достала его. Это была большая шкатулка в деревянном обличии со старинным медным замком. Дерево уже давно потемнело и кое-где потрескалось. Она поставила его на стол, накрытый кружевной скатертью. Клавдия Адольфовна открыла его миниатюрным ключом и достала старые письма и уже пожелтевшие фотографии, одна – разорванная наполовину. Она жила в старой сталинке в центре города. Комнаты ее были убраны в лучших традициях середины XX века. Помещение, где сейчас находилась сама хозяйка и Лена была достаточно большим и просторным: у стены стоял большой диван, укрытый бархатным покрывалом, напротив – стеллаж с книгами, большой буфет с посудой и множеством глухих отделений с архаическими ручками. Рядом, стоял телевизор, на котором лежала сделанная тонкой аккуратной вязью салфетка, небольшой прямоугольный столик, на котором стоял бронзовый патефон,тумбочка с пластинками и уже известный круглый столик.

Клавдия Адольфовна была немного грустна и задумчива и смотрела в большое французское окно с легким бежевым тюлем и благородного бордового цвета бархатные гардины с ламбрекеном. На золотом подносе Элеонора принесла фарфоровый чайный сервиз, заварной чайничек, блюдце с рафинадом, вазочку печенья и плитку молочного шоколада.

— Я пока пойду к себе, уберу кое-что. – сказала Элеонора Шараповна и покинула квартиру.

Клавдия Адольфовна кивнула, потом оглядело все, что есть на подносе, подошла к буфету и достала оттуда бутылку дорогого коньяка.

— Вы опять? – начала Лена, — Только скорая уехала, вам нельзя!

— Да что понимают эти врачи? Наливай чай скорее, пока не пришла эта старая КГБэшница. – Лена наполнила обе чашки. Клавдия Адольфовна накапала несколько капель на три кусочка рафинада и кинула в чай. – Ничего они не понимают… — старчески повторила женщина, — У меня только две слабости, красивые мужчины и шоколад, впрочем, и от одного и от другого у меня бывает изжога… А когда я могла провести три спектакля подряд и ничего! Я чувствовала себя идеально. Моя молодость… тогда у меня было все: слава, признание, цветы, что там… даже мужчины. А сейчас? Коробка конфет от союза литераторов. – Она достала золотой портсигар и извлекла одну длинную сигарету. Попытки Лены отобрать ее были тщетны. Не смотря на зрелый возраст женщины, все движения Клавдии Адольфовны были невероятно грациозны. – Оставь, — отмахнулась она, — Раз в сорок лет можно. Единственное, что омрачило мои прелестные годы, так это война. Она забрала мою единственную любовь. Сорок четвертый год… похоронка, — она направляла свою речь куда-то между Леной и большим окном. Сигаретный дым она выпускала из своего уже ссохшегося под натиском морщин губ. — Тогда он прислал мне письмо с просьбой увидеться, но я была слишком занята работой. Мы с военным театром были на гастролях, так, для поддержания духа солдат. Я знала, он ждал меня после спектакля, но и тогда я не нашла для него времени. Я могла… но не сделала. Потом я получила это злосчастное письмо. – она сделала еще одну затяжку, сбросила пепел и выпустила тонкую струю бархатного дыма. – Его убили под Сталинградом… Но, все началось там же где и закончилось. После этих новостей я стала еще глубже погружаться в свои роли, так я могла хоть как-то утопить свою боль. Со временем, проживая жизни героинь, я потеряла свою собственную. Я, как вы там говорите, молодежь, перезагрузила свою жизнь. Все началось сначала: спектакли, сцена, овации, признание, роскошь. Но все это уже после войны, когда я вернулась в родной  театр Мейерхольда. Я пробовала себя в жанре монолога. Зачем кривить душой, но все же скажу, я была красива, у меня было много поклонников и как следствие дорогие и интересные подарки, но все не то. У меня не было главного – любви. Она погибла тогда в сорок четвертом. – она немного помолчала. Долила себе чая и бросила пару кусочков рафинада в чашку. – У меня только две слабости, шоколад и драгоценности. – женщина проговорила эту фразу, противореча сама себе. – Думаешь, свихнулась старая актриса? Нет, нисколько. Видела бы ты меня тогда! О, какие это были времена! Галантные мужчины, невероятно вкусный шоколад, коньяк лился рекой, но никогда мы им не упивались, как вы сейчас. В то время было принято протягивать дамам руки при выходе из транспорта, не говоря уже о том, что необходимо уступать им место! – он повысила голос на этой фразе. – Мы тоже были весельчаками, балагурами, но никогда не было хамства и вульгарщины! У меня только две слабости: шоколад и дорогие сигары и они рискуют свести меня в могилу, но я сильнее их. Я сильнее всего смерти и даже изжоги. Со всем этим научились бороться. – женщина потушила сигарету, выпустила последний потом едкого дыма, — Леночка, запомни, старость – это не порог! Будь то тебе двадцать лет и восемьдесят, запомни! Делай все что хочешь, ибо потом не жалеть, что могла но не сделала. Эх, я устала, постели мне и, будь добра, приберись тут немного, я пока отдохну.

Клавдия Адольфовна села у бронзового патефона теребя в руках обрывок старой фотографии и кусок сахара. Она поставила пятую симфонию Фредерика Шопена. По ее уже морщинистой щеке покатилась мерцающая слеза и попала на рафинад. Последнее, что она сказала, было «У меня только две слабости: …». Первую, вы уже наверняка знаете, а вот какая вторая, остается только догадываться.

Влада Мамедова

(Visited 3 times, 1 visits today)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *