Божество

А ты представляй, что за окном ранняя осень,
И кто- то, такой ранимый, смотрит на тебя, как на свое Божество.

Ты оборачиваешься к окну и видишь как желтеют, краснеют, бледнеют тона
Всего мира, что за преградой одного лишь стекла.
И тут он, обычно такой молчаливый, сообщает тебе,
Что пора, так мгновенно вдохновлявшая Пушкина, ему неподстать.
Убеждает, не имеет значение время и, вообще, мол, перестань черкать записульки в свою тетрадь!

Сейчас за окном февраль и полутона стерты давно.
Он уже не рядом с тех пор, как осень сменила зима. И все бы ничего,
За одним негромким полуприкрытым «НО»…
В тот день, когда за окном менялись тона,
Он рисовал на стекле, разделявшем вас с миром слово «ВСЕГДА» с вопросом к нему «ДАВАЙ»???..
Ты понимала в продолжение слово «ВМЕСТЕ», а он ставил запятую и отрезал: » ПРОЩАЙ».

Ты же могла показать ему прекрасные земли,
Где вечно цветет трава в поле,
Нету других людей и заборов,
Где ромашки пахнут так, что аромат разносится на километр.
Стоило лишь не расстраивать приборов душевных и не выстраивать стену
Крепостью, высотой и твердостью той самой — Троянской.

Выходя за дверь, ты сказала ему, что вернешься к обеду.
И осталась за стеной людской, адской.
Поняла, максимально смогла все выжать, что можно было, да и нельзя:
Не получится обновить даже приторной лаской —
Бесполезная уже суета.

Иногда по привычке той также представляла раннюю осень.
У тебя с ней не осталось преград,
Обесточена связь с ним и лишь полутона иногда все напоминают,
Как он, казавшийся таким ранимым,
Смотрел на тебя как на свое Божество.

Василиса Романова

(Visited 20 times, 1 visits today)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *