Туннель

Холодный унылый день плавно перетекал в не менее холодный вечер.

17:15. Вход у кинотеатра «Терек». Вокруг много людей, рассредоточенных небольшими группками по 5,6 человек.

Несмотря на ранний октябрьский холод многие дамы одеты легко: короткие платья, телесные колготки, туфли на высоком каблуке. Странно, но «инкубаторский» образпочти у всех дополнялся стандартной прической – незамысловато накрученные волосы.

17:25. В толпе появляются знакомые лица. Журналисты, фотографы, блогеры и завсегдатаи местной тусовки. Старые и молодые, худые, толстые и еще толще. Кое у кого в руках виднеются пригласительные билеты, а это значит, что все хорошие места разошлись по «знакомымдрузьямблизким»

17:30. Фильм уже должен начаться, но традиционные «осетинские полчаса», подкрепленные ярко выраженным хионизмом, никто не отменял.

Нам удалось пробраться в небольшой «перешеек» между входом и фойе кинотеатра, где серьезный охранник в недорогом сером костюме с безвкусно подобранным галстуком заявил: «Вход только по пригласительным».

В толпе тут же раздались недоумевающие возгласы, но, тем не менее, все продолжали ждать снисходительности от «высоких господ».

Пока «избранные» проходили строжайший фэйсконтроль со мной заговорил второй охранник: «Девушка, если у вас нет пригласительного, выйдите и не мешайте другим». Я, в свою очередь, сделала вид, что ничего не слышу и продолжала ждать, хотя в глубине души уже давно хотела бросить все и уехать домой, проклиная плохих организаторов. А в это время за моей спиной молодой мужчина начал беседу со своей спутнице. Его классический алагирский акцент легко переходил на русский: «Ер кӕс! Вот они намеренно создают ажиотаж. Стӕй та СМИ скажут – «Народ валил в кинотеатр»!

Самое интересное, что вечером на «15 регионе» появилась статья с кричащим заголовком «Туннель» Ирины Каргиновой собрал аншлаг». А ведь парень был прав. Прошло еще несколько минут. Кто-то из девушек, стоящих вместе с нами, начал просить охранников о пропуске, потому что все люди с пригласительными уже давно зашли в зал. И… Чудо свершилось. Нас постепенно начали запускать. К счастью, у меня не было с собой «ручной клади», я стояла в первых рядах и мне не составило труда пробраться сквозь туннель по-осеннему одетых людей прямиком в фойе, где уже был накрыт фуршет. Как ни странно, но люди возле него не толпились. Может на этот раз победила любовь к кинематографу?

Из-за того, что многие места были распределены, а большая часть горе приглашенных опоздала, внутри зала царил принцип «Кто не успел, тот опоздал». Благо, я учусь в СОГУ и хорошо знакома с этим (Спасибо столовой и концертному залу).

Все чаще со зрительных рядов слышалось — «А на наши места тоже сели». Наконец я нашла два свободных кресла. Для себя и для мамы. Но на этом «страдания» не закончились. Осетинские полчаса продолжались. А народ, народ действительно валил. В зале не осталось свободных мест. Кто-то стоял у входа, остальные разошлись по всему периметру кинозала.

Еще минутка… другая, и на сцену выходит режиссер ленты- Ирина Каргинова, которая некогда работала на местном ТВ. Коротко говорит о фильме, спонсорах, съемочном процессе и уходит со сцены. 

Гаснет свет. Начальные титры. Вместо саундтрека тревожный шум каких-то ударных инструментов, который сменяется видами осетинских гор.

Фильм на осетинском языке с русскими субтитрами. Должны признаться, что людям, не владеющим осетинским, мягко говоря не повезло. Все невпопад. Неоправданное использование то литературного, то смыслового перевода отвлекало от самого главного. Все время хотелось исправить ошибки переводчика.

Не буду пересказывать сюжет фильма, напишу лишь о том, что главные героини фильма- три сестры. Девочки, лишенные права жить так, как хотят. Но тем не менее, они не теряют надежду и продолжают мечтать.

Кадры действительно впечатляют. Жизнь бедных людей на фоне богатой и величавой природы заброшенного горняцкого поселка Садон, в котором некогда кипела жизнь.

В фильме девушки, как и все остальные герои, говорят на мягком осетинском языке, что меня несомненно порадовало. Хотя во многих социальных сетях режиссера обвинили в неправдоподобности. Мол, не говорят так чисто уже нигде.  С такими сомнительными доводами нельзя согласиться. Да, красивую осетинскую речь без югоосетинских вкраплений услышать можно довольно таки редко, но несмотря на это она существует.

Лично для меня «Туннель» оказался открытием и одновременно надеждой на развитие осетинского игрового кино. Обычно после просмотра какого- либо фильма, затронувшего меня до глубины души я долго молчу и пытаюсь понять, что же произошло. Так было после «Господина Никто» Дормаля, «Загадочной истории Бенджамина Баттона»Финчера, и драмы«На последнем дыхании» Жана- Люка  Годдара.

После «Туннеля» же у меня возникло ощущение полной безнадежности. «Туннель» — это безусловно метафора, а брошенный поселок Садон- показатель современной жизни.

Инна Макиева

(Visited 1 times, 1 visits today)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *