Сердце веселья

— Эй, Василий, скажи им, чтоб поторопились! Мы уже заждались! – крикнул немолодой мужчина, сидя на стуле в компании одного товарища. Он был довольно высокого роста, мощного телосложения, небрит и плешив.

Они находились в забегаловке под названием «Сердце веселья». Несмотря на работавшие вентиляторы, здесь было очень душно. Шум в забегаловке стоял невообразимый. В воздухе витала атмосфера праздника и радости. Спиртные напитки переливались через края бокалов, когда счастливые посетители чокались друг с другом. Пухлая официантка в темном платье едва успевала разносить подносы с горячительным содержимым по столикам. Возле кассы столпилась приличная очередь, проявляя неимоверное желание отдать заработанные (а в некоторых случаях — украденные) деньги за кружку веселого настроения.

— Вася! Быстрее возьми заказ и иди сюда! – снова крикнул тот же немолодой мужчина, потягиваясь на стуле. – Федор, дай мне зубочистку! – то ли попросил, то ли приказал он своему товарищу.

Федор, молодой человек лет 25, с длинными волосами и широким лицом, в светлых джинсах и белой обтягивающей майке, передал ему зубочистку. Одновременно он скорчил гримасу неудовольствия, однако вслух сказать ничего не решился.

— Чего ты орешь, Паша? Без тебя не разберусь, что ли? – гневно прокричал Василий, присаживаясь на свободный стул. Он поставил поднос с тремя кружками пива на стол.

— Мы тут двадцать минут сидели! – возразил Паша. – Можно было побыстрее?!

Василий побагровел, вцепился в подлокотники, однако затем взял себя в руки, шумно выдохнул и отвел взгляд в сторону.

— Пока эта официантка сообразит, что куда нести, пройдет лет двадцать! Я решил сам взять.

За соседним столиком сидели несколько человек. Один из них что-то рассказывал, другие оглушительно хохотали. Все они были уже пьяны настолько, что плохо соображали, где вообще находятся, да и смысл шуток едва ли доходил до их сознания. В потоке речи из их уст вылетало столько бранных слов, что трудно было понять, о чем вообще идет разговор.

Возле уборной на стене забегаловки висело большое зеркало. Перед ним, едва ли не облокотившись на него, но уже с трудом удерживая равновесие, стоял старик лет 70. Его порванные штаны и темная майка были покрыты пылью. Временами старик заливался безумным смехом, демонстрируя всем желающим наличие целых 4 зубов во рту.

— Ахаха… Ну посмотрите, какой я красивый! Красавец-мущщина! Ахаха… Эй, люди, почему у меня нет жены?! Хочу жену!!! Ахаха… Дорогая, выходи за меня замуж! – сделал он предложение руки и сердца проходящей мимо официантке с очередным подносом в руках. – Эх… ладно! Ты была меня недостойна! – заключил он, мгновенно теряя хорошее настроение.

В спешке официантка задела стул одного из посетителей. Очевидно, этот человек был натурой ранимой, обидчивой… Он оскорбился, вскочил на ноги и, надрывая голосовые связки с криком: «Ах ты неуклюжая толстуха!» запустил в нее спешно снятой с ноги туфлей. Однако намеченная мишень удачно пригнулась, так что туфля попала прямо в макушку огромному мужику, всего пару дней назад освободившемуся из тюрьмы.

— Упс, — пискнул горе-снайпер, спеша скрыться в толпе.

Наблюдая за тем, как он на коленях ползет к выходу, Павел, Василий, Федор, а вместе с ними и ползабегаловки захохотали.

— Спорим на полтинник, что он не уйдет? – предложил Павел.

— На сотню! – азартно поддержал Василий.

Выиграл Павел, и нам остается только посочувствовать этому ранимому человеку, одновременно пожелав ему не быть столь вспыльчивым.

Вскоре инцидент был благополучно вытеснен из памяти посетителей спиртными напитками, однако смех все еще продолжал звучать с разных столиков.

— Я вот что хочу сказать, — начал Василий, оглядывая посетителей забегаловки, — почему люди пьют? Зачем им это надо?

Федор, как раз сделавший большой глоток пива, подавился так сильно, что его пришлось бить по спине. Примерно через минуту он перестал кашлять и выдавил:

— Ты сам пьешь! Взял пиво нам всем, включая себя! И после этого ты задаешь такие вопросы?

— Он любопытный, — усмехнулся Павел.

— Нет, я про другое… Зачем пить, если человек уже заранее знает, как будет выглядеть со стороны? В лучшем случае на него будет смешно смотреть, в худшем – противно. Но, тем не менее, он пьет и получает с этого удовольствие! Да, я тоже люблю выпить, но я знаю, что независим от выпивки. Вот могу хоть сегодня не выпить эту кружку пива! А зачем я пью? Чтобы стало легче? А от чего легче? Вот сколько вопросов. У меня все более-менее хорошо, слава Богу! Есть семья, хорошая работа. Так что побуждает меня к приему этой гадости? Этого я понять ну никак не могу, — рассуждал он, после чего в задумчивости отхлебнул несколько раз из кружки. – Вот что интересно… Я не зависим от этой дряни, но все же пью ее. Я знаю, что у меня слабый организм, и я быстро опьянею – но все равно пью. Каждый раз я начинаю ругаться с окружающими и искать неприятностей после спиртного – но продолжаю пить. – Он сделал еще несколько больших глотков. – А интересно больше всего: почему алкоголь меняет сознание людей, делает их другими… гораздо хуже?

Федор с Павлом, оба улыбаясь во все 32 зуба, весело переглянулись. Павел едва заметно кивнул головой на Василия, Федор утвердительно моргнул, и оба продолжили слушать, не забывая лакать собственные напитки.

— Но я больше не буду пить, — продолжал Василий, уткнувшись взглядом в свою кружку. – Никогда. Вот возьму и больше ни капельки никогда не выпью! Зачем мне нужна эта гадость? От нее нет никакой пользы – один только вред! А я что, глупый, чтоб осознанно принимать вред? Нет, нет и еще раз нет! Алкоголь делает людей слабыми, зависимыми, смешными, порой противными. За выпивших людей уже мыслит алкоголь, а не они сами, он подчиняет их волю, заставляет плясать под собственную дудку! А это очень мерзко и отвратительно! Все, решено! Прямо сегодня, прямо сейчас возьму и больше ни капли, слышите – ни капли! – не возьму в рот! – громко выкрикнул он и допил оставшееся содержимое залпом.

Алан Хадаев

(Visited 1 times, 1 visits today)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *