М.Ю. (к 205 – летию поэта)

«И в нем душа запас хранила

Блаженства муки и страстей

Он умер. Здесь его могила.

Он не был создан для людей…»

(М.Ю. Лермонтов)

I

Над высотой кавказских скал,

Туман рассеяно спускался,

На месте где грузин сковал

Союз, что кровью проливался,

Сидел крылатый херувим,-

Демон из рассказов мифа,

Своим знамением гоним

На встречу вражьего халифа1,

Дабы отмстить за свой народ,

За все муки и страданья,

В синеве кавказских вод,

Найти возмездью оправданье…

II

Глаза сверкали. Он всё ждал.

Момента выдачи награды.

В своих мыслях он освещал

Всю сладость перечного ада.

Готов наброситься он был,

Подобно кошке на охоте,

Когтями острыми без сил,

Оставив жертву, и в дремоте

Ей показать свою страну,

Причал раздолья и гордыни,

За что он борется в войну,

За что готов пройти святыни,

Пронзив кинжалом старика-

Чья смерть была ему близка.

III

Но графа нет, и время вышло,

Смута обуяла ум;

Не слышно трепета, не видно,

Блеска воинских галун.

Он поднимается все выше,

И взор пускает с облаков:

Пейзажи гор, лазурной ниши

Его встречают из оков —

Во мгле рассеянный туман,

Его сподвижник и соратник-

Покажет где сидит алан,

Где притаился горец-странник.

IV

Степенно сказка раскрывала

Просторы горного пути,

Кавказу песню напевала

Под звоны утренней зори!

А демон взором наблюдал,

Вдали заснеженной равнины-

Там появился караван,

В упряжке маленькой дружины,

И во главе два скакуна:

Ездок кто первый горделив,

А на втором живет тоска,

Глаза в упадке, молчалив…

Его душа лилась избытком

Тревог, измученных страстей,

Любовь, как зависть — это пытка,

Он был чужим в миру людей.

Но дух силен, ничто не сломит,

Его талант пример для всех,

Чистой искренностью молвит:

Спасибо, люди, за успех!

Мои творенья – ваша слава,

Мои слова — пути для вас!

Такая доблесть и отрада

Мне созидать идеи масс!

V

На долине, где вершины,

Переходят в снежный скат,

Где озер подземных воды,

Тайны горные таят;

Свита вдруг остановилась,

Разбежались скакуны,

И в пейзаже затаилась-

В мире девственной красы.

Первый — строгий кавалер:

Статный шаг, манерный вид,

Спрыгнув с лошади, велит-

Двум аланам на дозор,

Ускакать в верховье скал,

Где земли орлиный взор

Все секреты раскрывал,

Где под пение ветров

Не боясь людей, оков…

Демон чуткий затаился —

Мести жаждущий верзила

В чувствах схожими со злом:

Для Кавказа щит и сила,

Для врагов смертельный сон.

VI

Видит демон как все ходит,

Странник грустный взад — вперед

Себе места не находит —

Будто бес какой зовет.

Его аура искрилась,

В душе горел огонь страстей

Сердце все нескладней билось:

Пророк пред ним! Среди людей

Он верит в силу их отчизны –

Истину несет в народ,

Пускай те темны и капризны,

Он знает к думам их подход!

Поэт – великий гений мысли:

Он и бунтарь и краснослов,

В речах его мотивы чисты,

Поступки – совесть для чинов:

Угрюмых старцев, едких вдов,-

Протерших стулья седаков –

Грызущих жизни крыс, мышей,

Но не свои – простых людей!

Такими мир горазд сполна,

Закон морали не известен,

Смерть поэта – их врага

Считаться будет благой вестью;

Халиф получит не у дел,

Его сгрызут интриги двора,

Все горцу знаки, чтобы пел –

Вселял всем страсть, где страсть – свобода!

И возмездью станет час,

Сплотив навек собой Кавказ!

VII

Солнце слилось с облаками

В свод печали превратив,

Небеса, что над горами

В хмурый ряд соединив.

Этот серый фон безликий

Напустил свой важный вид,

На последний путь великий

Подзывал пройти на скит

Двух героев, что сошлись

В чувствах ревности и горя.

За оружие взялись,

Дружбы так и не построя!

Один готовностью решим –

Направлен ствол в поэта,

Но жребий был благоволим

И озаренный ливнем света,

Поэт берет за рукоять –

Нарез убийц холодный:

Патрон внутри, готов стрелять,

Окончить день столь томный.

Рука дрожащая пошла

Навстречу мигу роковому,

Напротив страх – искрит мольба:

Не желай ты смерть другому!

Прости обиды все мои

И зла я боле не держу,

Хоть россказни твои резки,

Их позабуду и уйду!

VIII

Нет, он не убийца – он другой-

Печальный баловень свободы;

Душа взывает быть собой,

А страсть дает проникнуть в годы,

Где молодость струится в ряд

С азартом жаждою интриги,

Превыше честь, которой свят,

И чтит поэт, пускай и дики

Насмешки в сторону него

Такие тошные, давно

Не верил он подобной боли,

Когда лет десять позади

Свой «Парус» выпустил на море…

Затем посыпались внутри

Часов песчинки до покоя!

А посему револь поднят,

Выстрел взвыл присвистом эха,

Растворившись под закат

Утонул в пучине неба.

IX

Демон был обескуражен,

Удивился и второй:

Как он может быть бесстрашен?

В чахорду играть с судьбой!

Видно ложь моя сыграла

С ним моральную игру,

Без которой в жизни мало

Смысла, что я не пойму –

Пистолет в ответ направлю

Посмотрю в последний раз,

На глаза в которых каплю

Будоражит судный час!

Как его улыбка ясна

И лирична на устах,

Но увы! Не скажет страстно –

Пуля под секундный взмах

Источила кровью грудь.

Поэт застыл, успев вдохнуть

Легкий холод пустоты,

Увидеть крылья под свинцом

Свода тусклой темноты,

Как сходит ангел, а потом

Он к сердцу тянется рукой,

Дух взывая за собой…

X

Ждал поэт в душе рыданье

С улыбкой горести без сил

Упал на землю без сознанья,

Последний раз лишь говорил:

Послушай, демон, ты был прав,

Сама судьба тебя послала –

Меня от жизни чахлой спас,

Где воды Терека, Дарьяла,

Высокой доблести Кавказ

Моей отдушиной служили,

Где в толчее народных масс

Меркли яркие чернила

И пронзались ядовито

Каждым выскочкой в чинах,

Дабы пресечь и чтобы свита,

Купаясь в розовых благах,

Жила в прекрасной пелене,

В миру – никчемной пустоте!

Теперь взошел из тела дух,

Стремлюсь к свободе долгожданной,

Мой огонек давно потух,

Чтоб стать звездой желанной –

Романтиком святой борьбы,

Меж сил разумности и лжи!

Мой демон, я уйду с тобой

Поднимай скорей в высоты,

Задремал в среде чумной,

Пробудить пора бы горы.

И парить над синевой:

Выше, выше чрез просторы,

Видеть берег свой родной,

Знать где мир, а где раздоры…

Для того я жил так мало,

Чтобы чувствовать как смерть

Каждый миг мне диктовала

Куда идти, о чем жалеть!

Вопросом задаюсь порой –

Быть может правим мы судьбой?

XI

Знаешь, демон, тот старик,

Кого ты ждал взамен меня:

Он был гоним и вскоре сник,

Кавказ оставив навсегда!

В пример подобному халифу –

Жандармов шеф – властитель дум,

По всей стране раздул он свиту

И даже самый мелкий шум

В его внимание войдет –

Десятки полицейских рот

Одним велением главы

Начнут жестокости пиры.

Прошу тебя в последний раз,

Случая не будет боле,

Тебе я посвятил рассказ,

Теперь прими мою ты волю:

Возьмем на небо старика,

Чья жизнь в миру – одна тоска,

Кто предо мной любил шутить,

Людей на мысли наводить

О страхе за свою мечту –

В наказ творцов ссылал в войну!

Сей дух заменой равной станет,

Государеву гонцу,

Кавказ тебя в стихах восславит,

И я поэмой поддержу!

XII

Я знаю точно, что сейчас

Смогу ему сказать о многом,

Когда еще подобный шанс

Случится автору пред хулом?

Услышит многое, поймет.

Каких усилий стоят строки,

Какую страсть поэт несет –

За что в награду только муки…

Те муки счастьем могут быть,

Когда пронзит идея массы,

Так ради счастья стоит жить —

Писать, расходуя запасы

Порывов громких из души,

Где слов несметные мечты,

Которых в раз не охватить,

Их нужно в рифмы превратить,

Даря частицу откровенья

Та рифма всколыхнет покой;

Для ценза – это преступленье,

В народе – может быть герой!

Хотя его понять смогу я

Тоже через тернии звезд –

Начальник службы, где другая

Система жизни. Не как люд

Обычно слушает приказы,

Верхушки царственных вельмож,

Порой логичностью их фразы

Обделены и не похож

Запрос на честную игру,

Где честь и выгода совместны,

Как — будто сон, но наяву

Решает он, какие тесты

Ему на деле применить,

Какие лучше бы забыть.

Скорее, ангел темноты,

Должны услышать мы друг — друга,

Да и тебя Кавказа сны

Заждались звуками доула2!

***

Демон реет над Землею,

Отбирая тех зевак,

Что гуляют перед бурей,

Зарождая в душах мрак!

И словами, как стрелою

Бьет сознание насквозь,

Поражая в людях волю

Превращая их в рабов!

Нет спасения от них,

Источили мир весь стрелы,

И под ними символ стих –

Ангел наш – защитник веры!

Пусть слаба еще идея,

Но готов уверить всех,

Что настанет время сие

Всем подняться без помех!

Следом тем сойдет на землю

Та звезда моральных сил,

Что придаст себя спасенью,

И расчистит мир от стрел!

2017-2018

Михаил Садов

(Visited 17 times, 1 visits today)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *