Ацамаз

Мальчик родился и рос в горном селении. Селение это располагалось в огромной долине. А окружали долину высоченные горы. Такие горы, что облака и туманы плавали где – то ниже их вершин. На вершинах этих гор даже летом не стаивал снег. С утра снег алел в лучах щедрого солнца. К вечеру снежные высоты сначала голубели, а потом густели синими тенями.

Летом долина целый день была наполнена солнечным теплом, светом и бабочками, радостно порхающими над изобилием трав и цветов. Долина и называлась Солнечной.

По ночам долина заполнялась вязкой, почти осязаемой, темнотой и неумолчным стрёкотом цикад.

Зимой же всё вокруг покрывалось льдом и снегом настолько, что с внешним миром не было никакой связи. Дорог и охотничьих тропок не было: их заносило. А ещё зимой в округе хозяйничали волчьи стаи.

Жизнь в горах непростая. И выживали тут только те, кто не щадил себя и много трудился.

Летом жители аула пасли овец и стригли их. Запасались дровами. Косили богатейшие травы. Строились. Трудились на огородах и в садах. Зимой охотились, перевозили, точнее сталкивали с круч, заготовленные ранее сено и дрова.

Мальчик Ацамаз рос как все его сверстники. Становясь старше, осваивал всё больше и больше трудовых навыков и работ. После семи пошёл в школу. До этого он уже выполнял по дому некоторые дела: носил воду из реки, колол дрова… Помогал матери замешивать еду для овец. Участвовал в приёме ягнят от ярок. Ещё он сам придумал себе развлечение – плитами сланца, привезённого зимой на санках, он наращивал забор. Это было интересно: плиты надо было плотно укладывать одну на другую. Так плотно, чтобы даже сильный ветер не мог сдвинуть плитки сланца. Это требовало особого умения, и мальчик овладел им. Со временем эта его затея привела к тому, что забор, окружавший их дом, стал самым высоким в селении.

Мальчик восхищался окружавшей природой и с раннего возраста рисовал горы, если в руки его попадал карандаш. Рисовал он овец, коней и буйволов. Любил рисовать сверстников и взрослых людей. Часто получалось у него очень похоже. Удачнее всех получались портреты сто семилетнего Збо, часами неподвижно сидевшего на скамейке у ворот своего дома.

Родственники и соседи в один голос твердили, что Ацамаз вырастет и пойдёт по стопам своего дяди Иппа – художника, перебравшегося жить в большой северный город.

Когда дядя, звали которого Иппа, а там, где он проживал — Ипполит, приехал в очередной раз на отдых в село, Ацамаз заканчивал уже третий класс. Дядя приехал в день, когда у мальчика были последние уроки перед летними каникулами.

Дядя Ипполит стоял во дворе, а вокруг него прыгал лохматый волкодав Муха.

— Смотри – ка, брат, десять лет не был, а узнал тебя пёс. 

— Это Муха, что ли? А куда он меня тащит? – волкодав, схватив приезжего за рукав пиджака, тянул его со двора.

— Он самый. Ты иди с ним. Он тебе селение хочет показать, а потом Ацамаза встретите.

Пёс действительно показал Ипполиту всё новое: он бодренько бежал, улыбаясь и периодически оглядываясь: и огромную клумбу, обежав вокруг неё, и здание клуба, к которому он привёл гостя и сел, любуясь, новые дома, мост, по которому Иппа въехал в селение… Потом они подошли к двухэтажному зданию новой школы, где прозвенел звонок и двор моментально наполнился учениками.

Ацамаз, увидел Муху и рядом с ним мужчину. Он знал, что дядя Иппа должен приехать и потому бросился тому в объятия.

— Слушай, Ацамаз, ты совсем взрослым стал. Я ведь тебя младенцем помню.

— Я тоже помню тебя. По фотографиям.

Вокруг них образовалась толпа из десятка школьников. Ребята всегда окружали незнакомцев. Это ведь было так интересно…

— Ну, идём домой. Хочу посмотреть твои рисунки, мне ведь писали родители о твоих успехах. Я тебе и краски привёз.

— Настоящие?

— Конечно. Акварель ленинградскую, а ещё пастели… 

Но посмотреть рисунки удалось лишь на следующий день. В первый же день был устроен кувд – застолье с приглашением соседей в честь приезда родственника.

Дядя успел лишь подарить племяннику краски и мольберт.

— Знаешь, что это?

— В книжках для художников я видел. Это мольберт! – Глаза мальчика сияли.

— Точно! Мы с тобой вместе ещё походим на пленер…Порисуем на воздухе. Работы-работами, их будем делать, но рисование тоже требует время.

Подолгу Иппа рассматривал рисунки мальчика. Эти работы были выполнены на бумаге, на картонках и на листах оргалита.

— Это виды нашей высоченной Джимара – Хох. Похоже! И красиво! Очень! Я сказал бы, живописно.

— А это родовые башни в селении. Красота!

— Я вырасту. Построю свою башню, — мальчик сказал, выдав, похоже, свою давнюю мечту.

— А это, знаешь ли, сложное дело. Есть присказка. «Из развалин башни можно построить целый аул. А развалин аула вряд ли хватит на башню». На сегодняшние мерки если перевести, то много самосвалов камней надо запасти, чтобы построить башню. Знаю, что стоимость одного тёсанного камня – углового или для арочного входа – часто доходила до одной овцы. А цена башни могла стоить и отары.

— Я постепенно буду делать, не спеша.

— Ну, тогда твоя работа растянется на годы.

Все дни, что Иппа пробыл в селении Ацамаз не отходил от него. Им было вместе интересно.

И все те дни, что дядя и племянник не были заняты сельскими работами, они уходили из селения на холм, возвышавшийся над рекой и там рисовали.

Иногда они оставались дома, в какой – нибудь угол двора выносили стол, на него ставили пару кувшинов и вазу. В вазу обязательно помещали несколько яблок «белый налив». Натюрморт был устроен. Всё время, что они рисовали, неистребимый аромат яблок окружал их.

Яблоки, росшие в садах селения, отличались крупным размером, вкусом,  ароматом, и тем, что если смотреть сквозь яблоко на солнце, то можно было рассмотреть три – четыре зёрнышка.

Иппа, уезжая, сказал Ацамазу и его родителям, что мальчик имеет все задатки художника. Он должен окончить школу и поступить в Суриковский институт и там довести своё умение до совершенства. Жить он сможет не в общежитии ВУЗа, а дома у Иппа.

 

Прошло несколько месяцев.

Однажды дядя Ацамаза, проживавший в большом северном городе, получил горестное письмо, в котором сообщалось, что его любимый племянник погиб, отправившись с отрядом школьников в горы.

Валерий Бохов

(Visited 4 times, 1 visits today)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *