Жизнь за гранью дозволенного

На город опустилась ночь. Зажглись фонарные столбы. Дворы заполнились машинами с мигающими глазами сигнализаций. Люди поспешно возвращались в свои жилища, дабы избежать всякого рода неприятностей. Вместо них просторы города заполнились бродячими собаками с грустными глазами и тихо крадущимися по своим тайным делам котами.

         В тишине, повисшей возле частных домов, отчетливо раздалось кваканье лягушки, сразу после которого негодующе застрекотал кузнечик.

— Молчать! – вдруг крикнул кто-то.

 

         Лягушка в недоумении квакнула еще раз, не внемля приказу.

— Я сказал: молчать! – снова крикнул тот же голос.

— Ты уже с лягушками разговариваешь? – раздался другой, более тихий голос.- И как, давно? Мне кажется, что я зря с тобой пришел сюда.

         Из-за угла дома на улицу вышли двое мужчин. Оба они выглядели крайне непривлекательно: заросшие щетиной, давно не стриженные и не мытые, в грязных одеждах. Они шли медленно: один двигался ровно, а другой – зигзагами. Временами он запутывался в своих же собственных ногах и падал на асфальт, а после, ругаясь самыми нехорошими словами, с трудом поднимался. В очередной раз упав, он крикнул своему спутнику:

— Лучше бы помог мне встать, Сергей!

— Ха, ха и еще раз ха! Не надо было тебе глотать всякие гадости!

— А вот это уже не твое дело!

— Тогда и вставай сам, Кирилл. Поднимать тебя я не намерен, — зло проговорил Сергей, отодвигаясь от своего спутника еще на несколько шагов, когда тот в очередной раз упал, поскользнувшись на траве.  

         Гневно пробурчав нехорошее слово, Кирилл поднялся.

         Они открыли калитку и вошли во двор частного дома. В двух окнах горел тусклый свет. Приветственно залаяла собака. Она подлетела к двум новым гостям и, виляя хвостом, попыталась облизнуть Кирилла за лицо. Однако он успел уклониться, буркнув: «Пшла прочь!». Обиженно поджав хвост, собака уползла обратно в свою будку.

— Никогда не любил это нелепое создание, — прошипел Кирилл Сергею.

         Они попытались открыть дверь, но она была заперта.

— Взламываем? – деловито спросил Сергей.

— Хах! Чтоб эту дверь взломать, нужны умения профессионального вора. Я сам выбирал ее. Не взломаем. Лучше поступим иначе. – Он слабо постучал в дверь костяшками пальцев и отошел на несколько шагов таким образом, чтобы свет, лившийся из окон, не касался его.

         Некоторое время из-за двери не доносилось ни звука, однако потом зашаркали тапочки, и послышался женский слабый кашель.

— Кто там?

— Соседи, — ответил Сергей.

— Что надо? Какие соседи?! – голос женщины перестал быть сонным. Теперь в нем послышались нотки страха.

         Сергей с Кириллом переглянулись.

— За солью пришли. Не одолжите?

— Какая соль?! Кто вы? Я сейчас вызову полицию!

         Вот уж от чьей компании они бы с удовольствием обошлись, так это несколько полицейских. Нужно было срочно что-то решать, иначе эта угроза женщины могла осуществиться.

— Это я, Катя. Я пришел со своим другом, — сказал Кирилл.

         Примерно на минуту, показавшуюся целым часом, воцарилось молчание.

— Зачем ты пришел? – спросила Катя сурово.

— Чтобы сказать, что я ухожу. Навсегда. Попрощаться пришел, Катя, попрощаться. Открой, пожалуйста.

         Еще минуты две Катя думала, а потом все же отворила дверь и шагнула в сторону, пропуская ночных гостей в дом. Они прошли, оглядываясь по сторонам, и сели на предложенные кресла в зале.

— Прощай, — сразу сказала Катя, насмешливо вздернув правую бровь вверх.

— Постой… – прошептал Кирилл. – Не спеши, Катюша. Как у тебя дела?

— Ты сказал, что пришел попрощаться. Так прощайся и проваливай!

         Кирилл скорчил лицо и, поджав губы, прошипел в сторону: «Она выгоняет меня из моего же дома».

         Однако Катя услышала его.

— Он был твоим. Потом ты стал безработным наркоманом-пьяницей, и я забрала его себе. Так было лучше для нас двоих, согласись. А теперь попрошу вас покинуть помещение, — все так же сухо сказала она.

— Я так давно тебя не видел… а ты…

— Всего лишь два года, Кирилл.

— ЦЕЛЫХ ДВА ГОДА! – закричал Кирилл, вскакивая на ноги.

— Тшш! Не кричи! Разбудишь ребенка!

         Сергей тоже встал. Впервые за весь вечер в его глазах мелькнуло что-то, кроме скуки…то было удивление и…насмешка. Насмешка над незадачливым товарищем, ибо он сразу понял по голосу Кати, чей это был ребенок.

— Ре-е-е-е-е-ебено-о-ок? – очень тихо ошеломленно спросил Кирилл. – Нет, Катя, скажи, что он не твой! Но от кого?

— От того, кто сейчас на работе, зарабатывает деньги! Ты видел это? – повысив голос, но не срываясь на крик, она показала ему обручальное кольцо. – Нам хорошо было вместе, Кирилл, но с тех пор многое изменилось. Теперь мне нужны серьезные взрослые отношения, дети… А что мог дать мне ты, наркоман и пьяница, нигде не работающий и не стремящийся как-то исправить свою никчемную жизнь??

— Ты любила меня… – скорее с надеждой в голосе прошептал он.

— С тех пор много воды утекло. Теперь я люблю другого. Слышишь? Я люблю другого, и у меня есть от него сын! А ты проваливай отсюда!

— НЕ-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-ЕТ!!! – гневно закричал Кирилл и, размахнувшись, сильно ударил Катю по лицу. Она вскрикнула, но не успела отвернуться. Удар достиг цели с такой силой, что Катя прокрутилась один раз, а потом рухнула, как подкошенная, потеряв сознание.

— Что ты наделал, идиот?! – безумным голосом зашипел Сергей. – Ты наверное убил ее! Зачем?!

         Но Кирилл уже и сам понял, что натворил. В его глазах мелькнуло понимание, руки задрожали от страха.

— Что же я наделал? Как я мог?! – сам у себя спросил он, в безумстве запуская пальцы в волосы.

         Из соседней комнаты послышался младенческий плач.

— Я пошел отсюда, — сказал Сергей и, оставив Кирилла на полу, выскочил за дверь. 

Алан Хадаев

(Visited 1 times, 1 visits today)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *