Дедушка о ВОВ

Когда мне было лет восемь, я спросил у своего дедушки, воевал ли он ког-
да-нибудь. Помнится, тогда дедушка посмотрел на меня мудрым взглядом и про-
молчал. Когда я стал старше, то вновь задал этот вопрос. Мне было любопытно.
Дедушка понял, что я не отстану, и буду спрашивать его об этом долго и настой-
чиво. Но тогда он вновь промолчал. Я не унывал. Некая таинственность только
усиливала любопытство. Наконец, дедушка решился мне ответить. Случилось
это вечером. Шел дождь, сверкали молнии, слышались раскаты грома. Дедушка
устроился поудобнее в кресле-качалке.
— Так ты воевал? – спросил я радостным голосом.
Дедушка кивнул. Он сделал глоток горячего чая, и продолжил:
— Когда мы узнали, что началась война, то одними из первых пришли в мобилиза-
ционный пункт.
— А с кем ты был? – спросил я.
— С братом, — ответил дедушка.
Я на мгновенье притих. Дедушка окунулся в воспоминания. Он закрыл гла-
за, и мне показалось, что он вновь видит все, что случилось тогда.
— Он был хорошим пилотом. Сбил множество вражеских самолётов. Я же служил
в разведке. Мы оба выполняли свой долг перед родиной, оба рисковали жизнью.
Но его самолёт подбили, и он разбился, — сказал дедушка дрожащим голосом.
Я понял, что, хоть это и случилось очень давно, душевная рана дедушки так
и осталась открытой. Такие раны не заживают, время лишь немного смягчает их.
Но дедушка решил не говорить об этом. Он продолжил:
— Однажды мы с другом проникли в лагерь врага, достали необходимую инфор-
мацию, однако незамеченными нам не удалось уйти. Они гнались за нами, в итоге
мы поняли, что нам не убежать. Их было несколько десятков, нас только двое. У
нас было оружие, но патронов все равно не хватало. Тогда мы пошли на хитрость.
Мы решили разбежаться в разные стороны и встретиться в своем лагере. Так мы
и сделали. Я хорошо знал эти места, и мне не составило труда запутать преследо-
вателей. Нужная информация была у меня, я доставил её в лагерь.
— А твой друг? – спросил я.
Дедушка вновь сделал глоток чая.
— Его схватили, — сказал он.
— Что же с ним сделали? – спросил я.
— Я не знаю, — сказал дедушка. – Я больше никогда ничего о нём не слышал.
Дедушка замолчал. Некоторое время мы оба слушали звуки дождя и грома.
Затем я спросил:
— А что было дальше?
— Ещё два года я был разведчиком. Однако потом мне не повезло. Кто-то из своих
оказался в плену и выдал меня. Они заранее знали, куда и когда я приду. Я был
тяжело ранен, но мне удалось скрыться. Я дополз до лагеря. Мне пришлось про-
лежать несколько месяцев, прежде чем раны зажили. Потом, конечно, я вновь
стал разведчиком, но ничего серьезного мне уже не доверяли… – сказал дедушка
грустно.
— Почему? – спросил я.
— Вражеская пуля попала в ногу, — грустно сказал дедушка. – Стало трудно ходить.
Я вздохнул. Вот она, наконец, правда. Я столько ждал, пока дедушка расска-
жет мне и вот это случилось. Так почему же я не ощущал радости? Я думал, что
если узнаю правду, то мне станет легче, что я утолю своё любопытство. Раньше,
когда я был совсем ребенком, мне казалось, что война это игра, развлечение. Хо-
чешь, играешь, а хочешь, нет. Теперь я всё понял. Услышал, как дедушка говорит
о войне, увидел ужас у него в глазах и понял, что война – это самое страшное, что
может случиться с человечеством.
— Всё же, — сказал дедушка, когда я уже выходил из его комнаты, — я выполнил свой
долг перед родиной, перед отечеством!
Я почувствовал, с каким удовлетворением дедушка сказал об этом. Он знал,
что поступает правильно. Знал, что в любую секунду может умереть, однако не
боялся этого. Дедушка думал о будущем поколении, хотел, чтобы они жили в
мире.
Я горжусь, и всегда буду гордиться своим дедушкой. Он проявил мужество,
доблесть и отвагу. Не побоялся врага, решил сражаться, как и тысячи других сол-
дат, решивших защищать родину…
Алан Хадаев

(Visited 4 times, 1 visits today)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *