Гнездо гадюки

— Нам впятером не страшны никакие преграды! Поэтому, мы клянемся всегда быть вместе и помогать друг дружке.

— Клянусь! —  Пятеро двенадцатилетних детишек крикнули в один голос.

Мы впятером уже 9 лет как в одном дворе живем. Я, Миша, Гриша, Галя и Яна. Я даже в школе не с кем особо не дружу, а с этими ребятами мне всегда весело.

 

С Мишкой, например, я живу в одном подъезде, только он на втором этаже живет, а я на пятом. Мы еще в четыре годика с ним друг у друга торчали. Миша – темноволосый мальчик с горбатым носом, ярко-зелеными глазами и дурацкой улыбкой, прям как у Чеширского Кота из Алисы в стране чудес.

Гришка переехал в наш дом чуть позже нас с Мишкой. Но мы с ним быстро подружились. Гришка всегда был очень тихим и скованным, а спустя год стал нашим заводилой. Он всегда ходил с очень короткими волосами. Я лично всегда считал, что он лысый. Карие глаза и уши торчком – это наверное самые примечательные черты его лица, все остальное как у человека.

Затем, после Гришки в наш дом переехала Галя со своей семьей. Но в отличии от него, ей не нужно было ждать год, чтобы влиться, она сразу же смесила Гришу с поста заводилы и сама им стала. Галька всегда была не совсем девочкой. Ну, не такой девочкой которых я видел до этого. Она конечно могла и в юбке быть и голос у нее девчачий, но что-то такое в ней было, да и до сих пор есть, что отличает ее от других. Ну, например, мои одноклассницы, они всегда пытаются выглядеть как можно красивее, боятся грязи и всяких жучков-паучков. А Галя никогда не боялась ничего этого. У нее всегда были черные пречерные волосы до лопаток, но с каждым годом они становились все светлее и длиннее. Глаза у Гали были карие губы тонкие, а на носу было маленькое родимое пятнышко.

И последней в нашу компанию попала застенчивая девочка из тех, которых я привык видеть. У Яны всегда был тихий голос, она дико боялась пауков, не любила пачкаться, на улицу часто выходила как на бал, несмотря на всю свою скромность. Она мне всегда нравилась. То ли из-за рыжих курчавых волос, то ли из-за конопатости, то-ли из-за серых глаз, но что-то в ней было.

— А теперь, у меня есть одна интересная задумка…

— Какая же?

— Ну, не томи.

— Две девочки уже заинтересовались, а вы, пацаны?

—  И мы.

— И мы тоже заинтересовались.

— Тогда… — Я выдержал короткую интригующую паузу — кто последний добежит до Галькиного подъезда тот и вода!

Мы пятеро рванули к подъезду номер «6» на улице Осенней 11/2.

-Так не честно! Вы же знали, что я в шлепанцах не могу бегать, да и никто не может.

— Уговор есть уговор Яна! Добежала последней — води!

 — Оффф… А во что играем то?

— Как во что? В прятки конечно.

— Мы же не договаривались!

— Как не договаривались? Ребят, договаривались? – Миша и я утвердительно кивнули головой. А все дело в том, что прямо за домом есть один небольшой окопчик, а недавно, когда был сенокос на поле за нашим двором, этот окопчик накрыли сеном, а мы с пацанами это и заметили. Мы уже заранее придумали, что спрячемся там от девчонок, а тут такой случай подвернулся. Я посмотрел в глаза к Грише и Мише и мы без слов поняли друг друга. Сейчас мы побежим к краю дома, выйдем за пределы нашего двора, пробежим чуть-чуть к полю и тут же нырнем в замаскированный окопчик.

— Один, два, три, четыре, пять…

— Янка уже считать начала балбесы. Вы куда побежите то?

— Ишь чего удумала! У нас место есть.

— Секретное, – дополнил я

— Ну и бегите в свое секретное место, больно надо. У меня и свое есть.

— Двенадцать, тренадцать… — отсчет Яны прозвучал в моей голове и я сразу же толкнул Гришку и Мишку, и мы рванули в свое местечко. Когда мы добежали, мы сразу же прыгнули под сено.

 Мы сидели в своем укромном месте около пяти минут, как вдруг, Гриша стал неистово кричать. Мы с Мишей  пытались заставить его замолчать, но тут и Миша стал кричать с той же неистовостью что и Гришка. Я не мог понять, что с ними происходит. Мы с Гришей были по краям а Мишка посреди нас сидел. Мне дико повезло. Я заметил небольшую гадюку раньше, чем она меня. Я вылетел из окопа с такой скоростью, с какой только мог и сразу же вытащил оттуда ребят. Когда мы трое были вне окопа, меня чуть в обморок не бросило, гадюка полезла за нами. Мы с парнями отбежали, но она ползла за нами, пока в итоге не укусила Гришу второй раз. Я не знал что мне делать. Мне было страшно до такой степени, что я даже не кричать и бежать, только стоять в ступоре было то, что страх позволял мне делать. От дикого визга Гриши соседи повыглядывали из окон, но они не видели змею в траве, до которой еще не добрался сенокос. Я решил, что все, вот сейчас эта змеюка, наконец, подползет и у меня на ноге две дырки появятся. Но случилось то, чего, наверное, не ожидал никто из нас. Прямо на голову змеи упал тяжеленный булыжник. Галя спасла нас всех. Никакими словами не описать, как мне тогда было одновременно стыдно и радостно. Девчонка, ДЕВЧОНКА, оказалась смелее меня! Кроме какого-то гула в ушах я ничего не слышал. Вот Галька уже трясет меня и что-то говорит, но я ее не слышу. Страх не дает мне что-то слышать.

— Идиот! У тебя же есть телефон! Звони в скорую! – Галя кричала все пронзительнее и пронзительнее а я лишь гул слышал. Я увидел как она выхватывает телефон из моего кармана и начинает куда-то звонить. Я стоял несколько минут в таком состоянии, пока скорая, наконец, не приехала.

— У вашего сына было оцепенение от страха. Ему повезло, змея его не укусила. Куда хуже пришлось другим двум мальчикам. Одного из них гадюка укусила дважды, поэтому врачи сейчас борются за его жизнь.

— Доктор, а это его «оцепенение», оно надолго? А то ему е в школу надо ходить, он же у меня такой умница, ему нельзя пропускать.

— Оно, можно сказать, уже прошло. Сегодня-завтра он же будет бегать.

Не буду, думал я про себя, не буду я бегать. Боже, ну почему эта дурацкая змея должна была оказаться в этом месте. Почему мы решили спрятаться именно там, именно в этом окопчике, боже ведь было еще куча мест, куда мы могли спрятаться. Ну почему, в конце концов, именно с нами такое приключилось.

— Милый нам пора домой. Ты что такой задумчивый, тебе еще делать уроки.

— Но я хочу пройти к Мише и Грише.

— Не глупи, уже поздно, а тебе рано вставать.

— Мама, я хочу пойти и увидеть своих друзей! – таким тоном с мамой я никогда не разговаривал, да я и не знаю, что на меня нашло.

Видимо мой тон убедил маму и она меня отпустила на десять минут к друзьям. Я прошел по коридору, поднялся на этаж выше и оказался возле палат, где лечили Мишу с Гришей. Напротив двери, на небольшой скамеечке сидела Галя. Когда она меня увидела, резко подскочила.

— Господи, врачи говорят, что с ними уже почти все в порядке. Яд, слава богу, уже откачали. Господи… — на лице Гали выступили слезы – Господи, я думала мы их потеряем, думала они умрут, а тут уже почти здоровы. Янку не отпустили сюда, ну ты сам понимаешь, она же у нас слабонервная, точно бы в обморок грохнулась, если бы их увидела. Ну чего ты молчишь, скажи что-нибудь.

 А я молчал. Не мог ни слова произнести. Мне было так ужасно стыдно. Я просто сел на скамейку и смотрел на дверь. Галя села рядом. Я говорить не мог, а ей нужно было с кем-нибудь разговаривать, чтобы с ума не сойти.

— Мама скоро должна прийти и мы домой пойдем. Родители Миши и Гриши сейчас разговаривают с врачом, а я вот здесь сижу, жду. Сама не знаю чего жду. Чуда что ли. А ты? Ах да, ты же говорить не хочешь, балбес этакий, ну хоть слово скажи.

Милый, пора домой, — голос мамы прозвучал как гром среди ясного неба. Я встал, оглянулся на Галю, которая сидела и рыдала, и пошел к маме.

Вот уже полтора месяца прошло с того дня. Я выглянул с окна. Ребята, уже полностью здоровые играли в прятки. Мишка с Гришкой как всегда прятались за машиной. Галя за большой елкой, растущей во дворе, а Яна, как обычно, водой была. А я… я просто сидел дома, я не хотел выходить. Мне было так ужасно стыдно. Это я во всем виноват. Я повел их в то самое место, я стоял в ступоре, пока девчонка нас не спасла. Из-за меня они чуть не умерли. Я не ел, не пил, только сидел и думал о том, что я натворил. Вот Яна уже Гришу с Мишей нашла. А я все сижу. А где бы я спрятался. Наверное, в подвальчике. Пока Яна бы других искала, я бы уже выбежал и застукался.

От раздумий меня отвлек стук в дверь. Я был дома один, поэтому открывать пришлось самому. Я открыл дверь. На пороге стояла Галя.

— Балбес, я видела, что ты с окна смотришь. Живо выходи, мы сейчас в догонялки играть начнем, а как без тебя то.

Я стоял и думал.

— Нет – сказал я – не выйду.

— Ну и балбес же ты – сказала Галя и начала спускаться. Я закрыл дверь и вернулся в свои раздумья.

Через полчаса в дверь снова постучали. В этот раз это была не только Галя. В этот раз с ней были Гриша, Миша и Яна.

— Ты чего не выходишь? Тебя наказали что ль Вась? – сказал Миша.

— Да выходи ты, чего дома сидишь? Без тебя даже играется как-то не так – теперь сказал Гриша.

В моей голове куча мыслей переплелось. Столько вопросов, столько эмоций.

— А вы не злитесь на меня? – сказал я шепотом.

— Чего удумал. За что нам на тебя злиться?

У меня от души отлегло. Гора с плеч свалилась. Я улыбнулся и сказал так радостно, как только мог сказать на тот момент.

— Сейчас, покушаю и выйду, я дико проголодался.

Илья Чельдиев

(Visited 1 times, 1 visits today)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *