Он сражался за Родину

В жизни каждого человека наступает момент, который разделяет привычное существование на «до» и «после». Таким моментом для миллионов людей стала Великая Отечественная война. За победой СССР в самой кровопролитной войне стоят людские жизни и судьбы. Я много слышала и читала об этом. Но все это – художественная и историческая литература. А совсем другое – слышать из первых уст о том, что происходило на фронтах Великой Отечественной. Много лет назад нам, школьникам, выпала возможность поздравить с праздником Великой Победы ветеранов войны. И об одном из них я хочу рассказать. Я много думала, что и как писать. И я расскажу обо всем, как оно есть, как восприняла я первую и последующие наши встречи без пафосных и громких слов.

Мы вошли в зеленые ворота, где нас встретила хозяйка дома. Она проводила к своему мужу – Есиеву Сулейману Хаджимуратовичу. Помню, как мы сидели в гостиной, и он иногда с неохотой отвечал на наши вопросы. Он был высокий статный мужчина. Несмотря на то, что Сулейман Хаджимуратович ходил с тростью, он держал ровно спину, а на груди у него висели медали.

Родом Сулейман Есиев из Горного Карца. С детства привык к тяжелой работе. Часто ходил с отцом на охоту и рыбалку. Первое ружье он получил в подарок уже в двенадцать лет. Крепкий мальчишка, он умел делать всю самую тяжелую работу.

Сулейман Хаджимуратович рассказал, как в 1937 году сумел спрятать семейную реликвию — боевую саблю деда, героя русско-турецкой войны —  Асламурзы Есиева. В ту ночь забрали отца, обвинив его врагом народа. С этим клеймом вплоть до реабилитации прожила семья Есиевых. Но когда через четыре года началась война, молодой выпускник училища связи Сулейман Есиев встал на защиту советского народа.

«До начала войны я работал в военном училище связи, в радиолаборатории, вольнонаемным. После первых двух повесток на фронт начальство не отпустило меня. А потом уже меня прикрепили к взводу станции орудийной наводки», — рассказывал Сулейман Есиев в своем последнем интервью.

Так, после третьей повестки он отправился служить из Владикавказа на Закавказский фронт. В Алагире взвод, где служил Сулейман Хаджимуратович, занял оборону и стоял на охране города и берегов Терека. Позже его командировали в штаб армии, где назначили на станцию оружейной наводки. Но совсем скоро их взвод бросили воевать под Моздок. В ходе ожесточенных боев, результатом которых стало отступление немецких войск, они дошли до Таганрога.

«Немцы заняли там оборону на высоком берегу реки, а мы — на ровной плоскости. Все поле просматривалось. Ни один человек оттуда живым не выходил. Отличные условия для немцев были, – говорит Сулейман Есиев. — По берегу Азовского моря прорвали фронт и начали наступать. Погнали их в сторону Ростова».

Ветеран рассказывал, что в первые годы войны, до открытия второго фронта, когда у советской армии не было обмундирования, когда зимой в пилотках бойцы оставались голодными, многие просто умирали от болезней. Но суровая закалка помогла Сулейману Хадджимуратовичу пережить тяжелые погодные условия.

Ветеран неоднократно рассказывал историю о том, что недалеко от Будапешта был маленький населенный пункт, который четыре раза переходил от фашистских войск к советской армии. Но как-то зимней ночью немцы начали наступление. Наши войска отступали по оросительному каналу за городом. Сулейман Хаджимуратович провалился в воронку подо льдом. Ему удалось вылезти из оросительного канала, но до самого утра он оставался в мокрой одежде и заработал себе бронхит. И снова хорошая физическая подготовка спасла жизнь Сулейману Хаджимуратовичу.

Он прошел тяжелые бои, когда пули свистели прямо над головой, но каким-то чудом не трогали бойца. Он выжил, когда солдат косило под минометными обстрелами. И лишь однажды пуля угодила в кобуру его пистолета.

А когда мы спросили о знаменитых «50 граммах», помню, Сулейман Хаджимуратович, отмахнувшись, вздохнул и рассказал нам историю: перед одним из самых ожесточенных боев им по традиции предложили выпить. Но он никогда этого не любил и всегда выменивал спирт на махорку. А молодые солдаты не ограничивались только пятьюдесятью граммами. И снова были тяжелейшие бои. После наступления Сулейман Есиев с выжившим солдатами помогал убирать тела с поля боя. И, снимая тело солдата с колючей проволоки, ему в нос ударил резкий запах перегара. С тех пор он не употреблял ничего крепкого на войне.

А вообще Сулейман Есиев о войне рассказывал мало и без особого удовольствия. В его рассказах никогда не было настоящей жестокости. Рассказы несли в себе повествовательный и просветительский характер. И мы почти ничего не знаем о его настоящих душевных переживаниях.

«Меня все равно тянуло домой», — говорил он, вспоминая о нескольких годах, прожитых в Австрии. День победы он встретил в городе Винер-Нойштадт. Но еще два месяца в составе стрелковой дивизии Сулейман Есиев боролся с сопротивлением разрозненных фашистских групп.

После окончания войны, до определения статуса побеждённых территорий, страны коалиции разделили условно между собой территории Германии и Австрии. Несколько лет перед возвращением домой Сулейман Хаджимуратович жил в немецкой семье в сельской местности. Он долго удивлялся тому, насколько развитая система сельхоз обеспечения была в городке Винер-Нойштадт. Он долгое время даже не знал, что в семье, приютившей его, был домашний скот.

Австрийская семья приняла советского солдата, но хозяйка с недоверием и нелюбовью относилась к нему, а он — к ней. Сулейман Хаджимуратович рассказывал, что, принося молоко, она отпивала его сама, чем давала понять, что не хочет его отравить, а затем клала еду на пол и уходила.

Когда Сулейман Есиев вернулся, наконец, в Осетию, он решил использовать свою профессию в мирных целях. В Орджоникидзе он устроился в радиокомитет. Вместе со знающими коллегами Сулейман Хаджимуратович начинал буквально с нуля. Не было аппаратуры, микрофонов и прочей техники. Первый радиомагнитофон он собрал сам. Он был громоздкий, и его надо было крутить вручную. Студийные микрофоны постоянно выходили из строя от одного прикосновения. За годы работы Сулеймана Есиева не был сорван ни один эфир по «техническим причинам». А все, кто работали с ним, отмечали его необыкновенную доброту, духовность, интеллигентность, культуру и глубокую заинтересованность в любимом деле.

После работы на радио его пригласили на студию кинохроники. Оборудование, которое ждало разработки, привлекло мастера. Во многом и благодаря работе Есиева Северо-Кавказская студия была признана одной из лучших в стране.

А в 1961, когда в республике налаживали студию телевидения, огромный опыт помог Сулейману Хаджимуратовичу с нуля поставить на ноги огромный телевещательный комплекс.

Есиева считали «осетинским Кулибиным», мастером своего дела высокого класса. Универсальный специалист: инженер, звукорежиссер, звукооператор. Он умел делать все одинаково хорошо и с удовольствием делился опытом с молодыми работниками. Он стоял у истоков создания полнометражных кинофильмов. «По следам Карабаира», «Возвращение Коста», «Кольцо старого шейха» — все эти картины прошли через руки Сулеймана Хаджимуратовича.

В начале восьмидесятых он ушел на заслуженный отдых, где, наконец, смог насладится спокойствием.

Это спокойствие он находил в уединении с природой. В селении Горный Карца он занимался пчеловодством. Неделями пропадал на охоте.

Как и любое селение в Осетии, Карца окутано множеством легенд. Однажды односельчанин оказался недалеко от пещеры, представляющей собой естественный навес на берегу реки. От увиденного он замер: прямо перед ним на поляне танцевали десятки молодых людей – настоящий шабаш. Они веселились долго, а потом в одну секунду все прошло. После этой истории, наверное, никто не останавливался вблизи этого места. Но Сулейман Хаджимуратович был далек от подобных сказок и, в очередной раз отправившись на охоту, переночевал как раз в том самом месте. Пережив страшную войну, перестаешь верить в бабушкины сказания. И все же настоящую гармонию и успокоение он находил именно на природе.

Сулейман Есиев не дожил до своего 93-летия нескольких месяцев. Он похоронен в своем родном селении. И пусть его нет с нами уже год, память о его военных подвигах будет жить. И это не очередные высокопарные слова. На самом деле, благодаря ему и сотням тысяч таких же солдат мы живем в мире.

При нашей последней встрече я снова услышала старые истории о его военных подвигах и о том, как тяжело было вернуться к мирной жизни. И пусть многое из рассказанного я уже знала, мне было приятно сидеть напротив такого простого и одновременно великого человека. Человека, который не потерял своего лица на войне. Не ожесточился под клеймом сына врага народа. Бойца, который встал на защиту своей Родины и мирного населения. В его уставших и грустных глазах я не увидела отпечатка войны. А, уходя, я была уверена, что мы еще раз встретимся и проведем очередное интервью.

В этом году семья Есиевых встретит День Победы без своего героя. Теперь он стал частью бессмертного полка.

Влада Мамедова

 

(Visited 15 times, 1 visits today)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *